Российские новости        28 октября 2017        162         0

Гриша Корнеев: Ограничений нет, есть здравый смысл!

О тактике фрирайда, счастливой профессии и любви в интервью Наталии Федотовой для сайта SNOWPRO рассказал победитель российских и участник международных соревнований по фрирайду на горных лыжах, участник медиа проектов Ride the Planet, Дикий снег, День фрирайдера и российский про-райдер Amplid Григорий Корнеев.


– Гриша, какое твое определение фрирайда?

– Фрирайд, как видно из названия, — это свобода выбора, свобода направлений катания, свобода в том, какие дисциплины для себя выбирает человек, решивший заняться этим видом спорта. Вообще подразумевается отсутствие ограничений. Наверно это максимально позитивные эмоции в горах. Лично для меня это очень большое удовольствие и любимое направление в горных лыжах.

– Что можно во фрирайде, а что нельзя?

– Тут нужно исходить из соображений здравого смысла. На мой взгляд, нельзя себя вести так, чтобы твои действия мешали другим людям. Если ты определился в целом: к чему стремишься, как хочешь кататься — в любом случае это не должно мешать другим и доставлять удовольствие тебе. Ограничений нет, есть здравый смысл.

– Для кого фрирайд?

– На мой взгляд, абсолютно для всех, начиная от детишек 6-7 лет, которые уже более-менее чувствуют себя на лыжах уверенно, до совсем взрослого поколения мужчин и женщин. Во фрирайде есть большое разнообразие условий и направлений для развития.

Полная свобода выбора в плане сложности склона, рельефа, высоты гор и состояния снежного покрова. Фрирайд доступен любому  физически активному человеку.

– 2017 год стал для тебя особенно успешным — первые места на соревнованиях в Хибинах и Красной поляне? Где планируешь выступить в новом сезоне?

 

– Согласен, прошлый сезон был удачным, все классно складывалось и медиапроекты интересные. Мы удачно поснимались для Ride The Planet с Костей Галатом, и на всех соревнованиях, на которые я съездил, получилось занять первые места. Это удачное стечение обстоятельств и хорошая подготовка на тот момент. Здорово все получилось!

К сожалению, как и в прошлом году, в начале сезона не получается поехать на первый этап российских соревнований на Мамай, который будет в декабре, потому что неудобно пересекается с работой.

А работу выбираю, потому что планирую поехать после Нового года на соревнования в Европу на Freeride World Qualifier, для этого нужны деньги (на взносы, дорогу, проживание).

На все эти дела хочется подзаработать, плюс раскататься и со свежими силами поучаствовать в соревнованиях. Еду, кстати, не один, едут еще ребята – Настя Ануфрикова, Коля Сёмин.

 

– Получается, что спонсорской поддержки не хватает?

– Я представляю лыжный бренд Amplid, который производит горные лыжи, сноуборды, аксессуары к ним. Они хорошо поддерживают, дают качественное снаряжение, на котором я откатался половину прошлого сезона. Плюс у меня защита головы и глаз еще от одного бренда CEBE. Обсуждается вопрос моей одежды. Наверно, слабое развитие индустрии (в частности, что касается фрирайда) и нераскрученность моего имени приводят к тому, что на соревнования езжу за свой счёт.

Основную часть горнолыжного сезона проведу в Красной поляне, что позволит мне принять участие в отечественных соревнованиях, которые пройдут там в феврале. После этого, надеюсь, опять поехать в Хибины. Из-за того, что у нас в России проходит мало этапов, выбирать особо не приходится, надо стараться посещать все этапы.

– Тебе бывает страшно?

– Несомненно, страшно бывает и в катании, и при выполнении каких-то трюков, сложных или в сложных условиях. Особенно эмоциональный страх возникает в ответственные моменты – на съемках, на соревнованиях, когда волнуешься перед стартом, хочешь добиться, чтобы твой проезд был идеальным, чтобы его хорошо оценили, т.е. это не страх падения, не страх ушибиться, а именно боишься сделать что-то неправильно, недостаточно красиво. Больше таких страхов.

– Какой твой рецепт от страха?

– Наверно для каждого человека есть свой рецепт. Я просто стараюсь максимально продумать то, как я хочу проехать.

Стараюсь делать так, чтобы не было долгого ожидания перед стартом, не допускать в голову страшных моментов, думать позитивно, детально проработать, где повернуть, где прыгнуть, и в эту схему не надо вставлять падений. Помогает глубоко подышать, зажмуриться и представить какие-то приятные картины.

Самое главное — начать. Когда начинаешь, все страхи улетучиваются. Адреналин сначала мешает, потому что все тело дрожит от переживаний, а потом он помогает ехать, и может получиться даже лучше, чем на тренировках.

– Что для тебя горы?

– Для меня горы — это красота. В первую очередь, приятное место, в котором хочется проводить много времени, просто ходить, дышать чистым воздухом.
Плюс горы — это моя работа, мое главное хобби. С горами меня связывает очень многое. Это всё для меня! Без них, не знаю, как может пройти год. Обязательно нужно быть в горах!

– Какие любимые?

– Хочется во все горы съездить. Каждый регион катания, гуляния прекрасен по-своему: по природе, по видам, по обстановке, по атмосфере, которую создают друзья. Конкретные места назвать трудно. В Шерегеш приезжаю в начале зимы и чувствую себя там как дома. Уже два сезона провел на Кавказе. В какие бы горы не приехал, везде чувствую себя очень уютно.

– Наверно, тебя можно назвать счастливым человеком — ты занимаешься тем, что любишь?

– В плане зимнего сезона, несомненно, так. Потому что работа инструктором — это оптимальное сочетание условий для того, чтобы находиться в хорошем настроении.

Мне очень нравится это делать, мне нравятся все аспекты инструкторской работы, плюс эта деятельность позволяет мне находиться там, где я хочу быть.

Одни плюсы и никаких минусов. В этом плане зимой я абсолютно счастливый человек, да и летом тоже, счастливый, наверняка.

– Почему твой снаряд лыжи, а не сноуборд?

– У меня есть инструкторская категория и по сноуборду тоже, иногда я встаю на сноуборд. Современный мир — очень быстрый, стремительный, и если еще параллельно заниматься сноубордом и пытаться вывести это на высокий уровень, то на личную жизнь времени совсем не останется. Поэтому я занимаюсь одним снежным направлением. На сноуборде катаюсь, постольку поскольку преподаю, но сейчас его стало значительно меньше. Раньше работа делилась практически 50х50 сноуборд-лыжи, а сейчас — пять уроков за сезон. На лыжи меня поставили родители в шесть лет, так исторически сложилось. И все-таки мне больше симпатизируют лыжи, а не сноуборд.

– Как рассчитываешь риски? Есть ли место интуиции?

– Риск невозможно рассчитать, можно просто иметь его в виду, принимать возможность случайностей.

Риск можно уменьшить путем банальных манипуляций: дополнительной защиты, физической подготовки – но чтобы как-то угадать случай, это невозможно. Интуиции надо доверять, несомненно, но не стоит полагаться целиком, все-таки холодный расчет будет тут работать убедительнее.

Хотя иногда чувства помогают, т.е. нужно слушать организм, голову, прислушиваться к себе. Это важную роль играет в катании. Дотошность, доскональность, порой не хватает усидчивости, именно проработки маршрута, она здесь очень поможет и очень сильно на руку.

Потому что условия сложные, невозможно учесть каждый момент, каждую деталь, но чем больше проработано в линии спуска, в маршруте, тем легче и безопаснее ехать.

– Что посоветуешь при выборе линии во фрирайде?

– Нужно проработать ее как следует, чтобы в линии не оставалось белых пятен (естественно, это не про снег). Первые свои линии лучше выбирать под руководством более опытных людей либо сертифицированных гидов, инструкторов.

Техника и физическая подготовка во фрирайде, несомненно, важны, но еще более важная часть – это тактика катания. Данную часть натренировать наверно сложнее всего. Совет: смотреть на старших, советоваться с компетентными людьми, идти от простого к сложному.

– Как поддерживаешь форму?

– Форму поддерживать несложно, потому что я практически все лето передвигаюсь на велосипеде в режиме транспорта и покатушек в свое удовольствие. Пару тысяч накатываю на велосипеде.

Машина стоит припаркованная, а на работу, с работы, просто для себя прокатиться — все время на велике, плюс какие-то дополнительные вещи: ходим с друзьями по слэклайну (тренируется вестибулярный аппарат, укрепляются коленки, ощущаются боковые нагрузки на ноги) и какой-то минимальный треккинг. В зал специально не хожу, времени нет. Все друзья, которые меня окружают, спортивные.

У нас любые развлечения, хобби, отдых связаны с каким-то минимальным спортом. Плюс у меня работа летняя — не офисная, я занимаюсь промышленным альпинизмом, постоянно требуется приложение физической силы.

– Специально акробатикой занимаешься? 

– Акробатикой в последнее время не занимаюсь. Все прыжки трюковые делал на снегу или батуте, т.е. я на батуте делаю базовые несложные элементы: сальто вперед, сальто назад, какие-то минимальные вращения. Обычно трюк ставлю на снегу. Батут очень полезен для фрирайда.

– Прыжки-сальто это сложно?

– Технически и психологически — надо разделять. Сальто назад, выполненное на трамплине, довольно простой элемент с точки зрения технического исполнения, но любой переворот через голову сложен с точки зрения психологии. Полететь какое-то время, зависнуть вниз головой — не каждый человек может себе это позволить. Первое время тренировались сальто делать в мягкий снег, психологически себя этим расслабляли.

– Какой твой секрет успеха?

– Тренировки. Высокий уровень катания и высокие технические возможности, в первую очередь. Осознание того, что ты делаешь, правильный подход к делу. Накат. Чем больше накат, тем лучше. Если просто накат, без осознания направления или того, чем занимаешься, можно всю жизнь закатывать ошибки и упираться в какие-то барьеры. Надо пытаться действовать и идти по правильному пути, плюс много-много тренировок. В подтверждение слов про накат, помню, как-то считал катальные дни, бывало и по 180 дней в сезоне.

– Когда ты познакомился со SNOWPRO? Как это произошло? Будут ли твои школы в этом сезоне?

– Со SNOWPRO я познакомился в 2007 году, сразу же очень сильно впечатлили инструкторы, да и ученики тоже. Из серой массы на склоне они как-то выделялись особенно, были непохожими на других — яркие, позитивные улыбки. Это сразу бросалось в глаза. Мы подружились с некоторыми из инструкторов, и где-то через два года я сдал на инструктора SNOWPRO. Потом был перерыв из-за коленки, с тех пор я со SNOWPRO неразлучен. Много друзей — все позитивные, прекрасные — это тоже как часть зимы. Начинается сезон, мы опять встречаемся, они тебя подзаряжают своей энергией. Классно!

Я приму, по возможности, участие в школах этого сезона. В Красной поляне буду работать на курорте в горнолыжной школе. Там тоже очень хорошая атмосфера. Часть высокого сезона расписана под работу. Традиционно мы начинаем сезон в Шерегеше, там будет три школы, во всех трех я буду принимать участие. В январе – в Красной поляне. Кировск в прошлом году в мае очень понравился, была группа по фристайлу — здорово провели время, т. е. Кировск тоже держу в голове на этот год.

– Вторую половинку нашел в горах?

– Да, в горах. На тот момент я уже не зимовал в городе (я из Екатеринбурга, зима там очень унылое зрелище). Мы уже всю зиму проводили в Шерегеше, работали на курорте инструкторами. Раньше после новогодних праздников Шерегеш просто вымирал: абсолютно пустые склоны, тишина.

Помню, было холодно. Мы поехали на фестиваль BGV (тогда он еще существовал) на Банное под Магнитогорском. Там катались, прыгали на трамплинах, в общем, весело проводили время, и как-то волшебным образом я познакомился со своей будущей женой.

Это было в 2008 году. Она каталась с подружками на сноубордах (сейчас она катается на лыжах, естественно, сноуборд продан). (Чуть не прослезился, вспомнил).

– Имея опыт участия в различных соревнованиях, что скажешь про отечественный горнолыжный спорт? Про участников?

– Отечественный фрирайд я считаю молодым, не очень развитым видом спорта, несмотря на то, что был костяк людей, которые пришли во фрирайд с Кавказа, из Москвы и очень сильно выступали на соревнованиях некоторое время назад.

Сейчас делается много шагов, попыток для того, чтобы поднять, популяризировать этот вид спорта.

На мой взгляд, он развивается, каждый год появляются новые мероприятия.

Старые мероприятия, которые уже проводились, качественно улучшаются, появляются дополнительные фишки, которых не было в предыдущие годы.

Растет, но медленнее, чем в Европе, потому что, в целом, индустрия там сильнее развита и большее количество людей, увлеченных фрирайдом. Уровень российских и европейских райдеров поддается сравнению. Только в России таких людей можно по пальцам одной руки пересчитать, а в Европе список внушительный, поэтому получается большая конкуренция. В Европе много стало молодежного фрирайда.

А у нас свежей крови пока что не появляется.

Конечно, чтобы достичь высокого уровня, надо жить в горах.

– С позиции фрирайда какие горнолыжные курорты ты бы рекомендовал?

– Лучшего места, чем Шерегеш, чтобы открыть сезон, нет. Возможно, и закрыть тоже. Это курорт с одним из самых продолжительных сезонов. Для открытия он хорош тем, что там мягкий снег, благоприятные снежные условия, небольшой уклон относительно других больших гор. В плане разминки и снега — самое лучшее место.

Из доступного у нас – Красная поляна, Приэльбрусье, Домбай. Там высокие горы, интересный рельеф и безграничные просторы. Весь Кавказ можно рассматривать как отличный регион для фрирайда.

В Кировске зимой 42 дня длится полярная ночь, темно для фрирайда, а начиная с конца февраля, он работает под фрирайд очень хорошо. Снежные условия могут быть не очень хорошими, потому что регион славится сильным ветром, и в плане лавинной опасности, и в плане просто качества снежного покрытия, но там бывают удачные дни, и можно кататься до мая. В плане закрытия сезона Кировск — идеальное место.

В Европу ничего не мешает выезжать. Она изобилует фрирайдными маршрутами.

Из труднодоступных мест у нас Камчатка, я там еще не был. И различные бэккантри — Мамай на Байкале и в районе Шерегеша.

– Вопрос из зала: как загрузить внешнюю лыжу и не сидеть на внутренней?

– Гирьку с собой взять,на внешнюю лыжу ставить). Тренировки, занятия с инструктором.

– Встречался ли с лавиной?

– Сам лично в лавину не попадал, но был свидетелем нескольких неприятных случаев. Откапывать никого, к счастью, не приходилось и меня тоже никто не копал. Каждый год прохожу тренировки, и сам тренирую, объясняю, как вести себя в подобной ситуации. На моих глазах друга протащило лавиной. Слава Богу, его не засыпало, он остался на поверхности.

Пока его тащило, мне показалось, что прошло очень много времени. Я расстегнул куртку, достал лавинный датчик, настроил на поиск, а его все тащило и тащило мимо меня (я стоял на соседнем хребте). В итоге он оказался на поверхности.

Выключил датчик, пошел снаряжение собирать.

Я острожный человек по натуре, даже боязливый, стараюсь лишний раз не рисковать.

– А снег, действительно, дикий? Расскажи немного про этот проект.

– Конечно, дикий, несмотря на то, что речь идет про фильм, который мы снимали два года назад с Андреем Зажигиным, с райдерами Аней Ханкевич, Ваней Малаховым, Костей Саном.

Почему дикий?

Не потому, что он какой-то безумный и сумасшедший, нет. А потому, что он нетронутый, первозданный.

Проект начинали снимать в Шерегеше на горнолыжном курорте. На тот момент снег туда «не привезли», все пампушки шерегешские стояли нераскатанные, там просто никто не катался, потому что физически это было сложно сделать. Он был абсолютно нетронутый, абсолютно дикий.

После этого было несколько мест для съемок, куда мы ходили скитуром. Там не было сотовой связи, вообще никакой связи с внешним миром не было кроме электрички. Поэтому он такой: свежий, белый, манящий.

Про него, про то, как мы себя ощущаем в подобных местах, и будет фильм.

Он будет в меньшей степени катальным, экшн-фильмом (где постоянные трюки, падения, какая-то такая зрелищность), но больше философским, как говорит автор. Посмотрим, мы, конечно, постарались за то малое время, которое было отведено на съемки, сделать картинку красивой, покатались, показали, что мы можем.

Я, скорее всего, не увижу фильм, потому что буду в Шерегеше.

Вам судить, что вышло.

Делитесь впечатлениями.

– Кто твои учителя? Кому бы ты сказал спасибо?

– Человека, который ставил меня на горные лыжи, уже нет в живых – Николай Степанович Зайков. Он был заслуженным тренером и очень хорошим человеком.

Родители передали меня под его чуткое руководство, потом мы катались с моими друзьями, родственниками.

Что касается дальнейшего развития, тут огромное спасибо всем друзьям, с которыми мы катались и очень много проводили времени на снегу, за ту атмосферу, которой окружали меня люди.

В тот момент, когда мы начали заниматься фристайлом, мы попали в опытные руки Тараса Черных, который на Урале является двигателем New school – движения фристайла на всем уральском регионе. Огромное ему спасибо!

Инструкторам из SNOWPRO, которые рассказывали про то, откуда «плуги» берутся, ну и всем остальным инструкторам, которые учили, доносили какие-то серьезные вещи.

Все, что касается горных лыж, каждого года, каждого этапа, развития, были какие-то люди, которые сопровождали, от которых очень многое зависит в моем развитии в этом спорте. Всех перечислять очень долго.

В общем, всем спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *